В Москве прошли гастроли труппы «Урал Опера Балет»

Поскольку в прошлом сезоне на «Золотой маске» из-за пандемии не были показаны многие спектакли, то теперь в рамках особой программы «Золотая маска»: из 2020 в 2021» фестиваль старается наверстать упущенное и привез Москву некоторые из них.

Балет Вячеслава Самодурова «Приказ короля». Фото: Ольга Керелюк

Бывший премьер Мариинки, Национального балета Нидерландов и Английского королевского балета Вячеслав Самодуров, став в 2011 году худруком екатеринбургского балета, всего за несколько лет сумел придать динамику коллективу, числившемуся еще недавно в аутсайдерах. Теперь почти каждый балет этой труппы, которая с недавних пор именуется «Урал Опера Балет», номинируется на «Золотую маску», а сам Самодуров стал абсолютным чемпионом среди хореографов по числу побед. Не были исключением и балеты, поставленные в театре перед пандемией. Балет Самодурова «Приказ короля» стал победителем «Золотой маски-2020» в двух номинациях. В число номинантов тогда попали и еще два балета, награду не получившие, но примечательные для афиши бурно развивающейся компании: Brahms party Антона Пимонова и «Вальпургиева ночь» Джорджа Баланчина.

Политика театра в области балета ведется сразу в трех направлениях: ставятся балеты классического наследия, классика XX века, активно развивается современное направление. За современность в программе, показанной в первый день гастролей, отвечал балет Brahms party Антона Пимонова. Этот хореограф, ставший в конце прошлого сезона главным балетмейстером Пермского театра оперы и балета, три года был заместителем Вячеслава Самодурова и придерживается в хореографическом искусстве примерно тех же эстетических принципов, что и его бывший начальник.

Эстетическим манифестом труппы является статья Любови Дмитриевны Блок, напечатанная в назидание в буклете: «Грех XIX века, не изжитый и посейчас: наклонность олитературивать всё искусство. Если картина — пусть она имеет содержание, укладывается в литературные формулы; если симфония — скажите, что она передает? Театр просто филиал литературы. В то же число вгоняют и балет — пусть говорит вещи, которые можно сформулировать в слове. Неужели не ясна ошибочность такой установки? Зачем тогда другие виды искусства, если всё можно рассказать? В том то и дело, что не всё. Как ни старайся, Рембрандта не расскажешь. Бетховена не расскажешь. Что же они пусты? Бессодержательны?»

В балетах Пимонова, как и у Самодурова, тоже нет никакого повествования, литературной фабулы, но, как предупреждает сам Пимонов, «есть сюжет, и он в танце». Хотя Brahms party — единственный балет, который хореограф успел поставить для екатеринбургского театра два раза. Первая редакция его чем-то не удовлетворила, и он создал новую. «К «Песням любви» Брамса можно возвращаться бесконечно и сочинять новый спектакль каждый месяц. Здесь хочется не ставить точку, а придумывать новые и новые орнаменты, пока не закончатся песни», — считает хореограф.

Балет Антона Пимонова Brahms party. Фото: Ольга Керелюк

Перед нами «мужской класс-концерт», где, кроме духа шутливой соревновательности, никаких отношений между героями нет. Здесь занят весь мужской цвет, «молодая кровь» компании — Евгений Балобанов, Андрей Вершкурцев, Фидан Даминев, Эдуард Забелин, Глеб Сагеев, Алексей Селиверстов, Томоха Терада, Михаил Хушутин, Иван Суродеев. Все 9 танцовщиков виртуозны, техничны, музыкальны и так же хороши, как хороши 24 девушки этой труппы (а также солировавшая пара Елена Кабанова и Михаил Хушутин), принявшие участие в другом балете, представленном в этот вечер, — «Вальпургиевой ночи» Джорджа Баланчина, в которой классик мировой хореографии ухитрился сохранить присущую его балетам гармонию, даже в «вакхической» музыке Шарля Гуно.

В «Вальпургиевой ночи» Баланчина, которую можно отнести к освоению классики XX века, тоже нет никакой истории — только чистая поэзия, выразительность и радость пуантного танца. «Как англоговорящие актеры всегда будут учить Шекспира, так и для танцовщиков всегда будут актуальны балеты Баланчина. Это мост из XIX века в XXI», — говорит балетмейстер-постановщик Дайана Уайт. И артисты екатеринбургской труппы этот мост успешно форсировали, были убедительны в танце, овладели бешеным, чуть не в два раза ускоренном темпом музыки и дьявольски выразительны (как и положено ведьмам в Вальпургиеву ночь) в последней части балета, когда, распустив волосы, неслись как у Гете в «Фаусте», на свой балетный Броккен.

Балет Джорджа Баланчина «Вальпургиева ночь». Фото: Елена Лехова

Таким же интересным компонентом программы, как никогда ранее в России не виданный балет Баланчина, оказался и показанный в финале вечера третий акт вроде бы традиционного для нашей публики балета «Дон Кихот». Однако усилиями одного из лучших современных реставраторов старинной хореографии Юрия Бурлаки были сняты позднейшие советские наслоения, что позволило посмотреть на старый классический балет свежим взглядом. Удивительно, что этот балет, поставленный в 2015 году, в свое время не выдвинули на «Золотую маску». Постановочная команда, куда кроме Бурлаки вошли сценограф Альона Пикалова и художник по костюмам Татьяна Ногинова, справедливо считает, что настоящая реконструкция в балете невозможна. Можно лишь с разной степенью точности приблизиться к образу того спектакля, который собираешься восстанавливать. И это у постановщиков получилось. Они вернули «Дон Кихоту» Горского не только новации, которыми спектакль славился — яркие краски и широкие мазки, что потрясали зрителей в декорациях Александра Головина, разноцветные костюмы по эскизам Константина Коровина и Гурли Теляковской, но и многие интересные и подчас забытые детали. Хотя Бурлака и ввел в третий акт четверку танцовщиков, чего у Горского вроде как не было, в остальном даже в мелочах следовал логике и стилю его спектакля, в котором придал па-де-де, прекрасно исполненном Мики Нисигути и Алексеем Селиверстовым, дополнительное старинное очарование, вернув сопровождение семи балерин в разных пачках или показав несколько иной хореографический рисунок танца.

Источник www.mk.ru

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *