Сергей Ястржембский представил свою документальную драму о природосберегающей охоте

Что, если бы вам сказали, что охотники ежегодно спасают и способствуют появлению большего количества животных, чем это делают многие зоозащитники? Такое заявление многим бы показалось бы просто абсурдным, тем не менее это истинная правда. Сейчас в массовом сознании под воздействием антиохотничьих сил утвердилось мнение, что охота чудовищна с моральной точки зрения, поскольку охотник «получает удовольствие от убийства». Заядлый охотник, человек с богатым политическим прошлым Сергей Ястржембский снял фильм, развенчивающий этот миф.

Документальная драма «Надежды выстрел» – об охоте, снята охотниками, но в ней нет ни единого убийства. Это фильм о том, как правильно организованное природопользование меняет к лучшему повседневную жизнь людей, пополняет государственную казну, создает тысячи новых рабочих мест, а самое главное – сохраняет жизнь редким видам животных. О том, что ожидает зрителя и для кого снята картина, Ястржембский рассказал корреспонденту «МК».

Фото: Екатерина Шлычкова

– Я занимаюсь охотой больше 20 лет. Никогда не было такой дикой травли охотников в соцсетях и СМИ, как сейчас. Я говорю не только про Россию, но и другие страны. В США даже сейчас можно сесть в тюрьму за нападки на охотников, за выпуск скота с фермы, за разорение охотхозяйств, то есть за радикальную якобы зоозащитную деятельность…

Эта волна ненависти дошла и до меня некоторое время назад. Когда я охотился в Ботсване, из соседнего хозяйства сбежал носорог. Он разрушил забор и бросился в неизвестном направлении. Трехтонное животное было очень опасно, поэтому его нужно было скорее вернуть, чтобы его не устранили.

Мы вместе с бушменами на лошадях и мотоциклах отправились выполнять эту задачу. Я должен был попасть из специального ружья шприцем со снотворным в носорога и при этом успеть от него спрятаться в траве, пока он не заснул, на что уходит три минуты. Это, пожалуй, была самая адреналиновая охота в моей жизни.

Все прошло успешно: носорога обнаружили, усыпили и, пока ждали специальных машин, чтобы его забрать, завязали ему глаза, заткнули уши и поливали водой, чтобы он не перегрелся.

Этот процесс я фотографировал, а после выложил в соцсети. И тут началось такое! Обвинения, угрозы, комментарии доходили до абсурда: «Цинизм Ястржембского дошел до того, что перед тем, как расстрелять носорога, он завязал ему глаза!»

Видно было, что количество безумцев растет. Тем временем охотничье движение предпочитает не рассказывать о том, сколько на самом деле они делают для дикой природы, так как это ниже достоинства. Поэтому, чтобы прервать это молчание, и родилась идея снять фильм «Надежды выстрел». То есть это драма с самого начала.

– Мы снимали в 15 странах мира на протяжении трех лет, на монтаж ушло порядка полугода. Такое количество локаций дает нам необходимую панораму, которая подводит к ключевой мысли этого фильма. Для некоторых она даже будет звучать парадоксально: дикая природа, ее обитатели и их существование на планете Земля зависят от природосберегающей охоты. Понимаете, без нее не будет шанса у природы. Невероятно, но это так.

Фото: Екатерина Шлычкова

Этот фильм – это первая попытка выхода из информационного вакуума охотничьего движения. Мы все время находились в некоторой изоляции, которую в определенной мере создали сами. Это попытка выхода на широкие слои. Фильм сделан не для охотников, но на их деньги. Он для тех, кто ненавидит охоту, но у кого хватит здравого рассудка на полтора часа абстрагироваться от своих стереотипов и услышать нас. Охота – это не только войти в лес и нажать на курок, это не самое главное. Наша задача – сделать так, чтобы охотиться можно было вечно, а значит, мы поддерживаем и ресурс охоты – поголовье и видоразнообразие животных.

– Драйв был, он есть всегда – это то, что объединяет все мои фильмы. Это не первый мой фильм, и процесс съемок несколько отличался. Во-первых, первые картины я снимал в 2008–2009 годах – с этого момента уровень техники серьезно увеличился. Больше не нужно таскать тяжеленные камеры, появились квадрокоптеры…

Во-вторых, например, в «Кровавых бивнях» мы снимали и нелегальные казино, где торговали бивнями, и участвовали в задержании браконьеров, и ездили в неконтролируемые зоны Бирмы на границы с Китаем, где идет отмыв денег. То есть была угроза безопасности. В этом фильме такого не было – мы снимали мирные темы: дичеразведение, выпуск животных в природу, воссоздание популяции животных, охоту с инуитами и чукчами. Мы хотели показать экономические, социальные, экологические и культурные последствия при правильном разведении. Этот фильм об охоте без единого убийства, поэтому любая так называемая зоошиза, которая будет смотреть это кино, сможет убедиться, что охота – это не только выстрелы. Оттуда и название: «Надежды выстрел».

Фото: Екатерина Шлычкова

Ястржембский Сергей Владимирович – автор сценария и режиссер. 

В прошлом – дипломат, политик, пресс-секретарь Бориса Ельцина, помощник Владимира Путина и специальный представитель президента по взаимодействию с ЕС.

В настоящее время – кинодокументалист, генеральный продюсер, журналист, фотограф, путешественник.

В 2009 году Ястржембский основал студию документальных фильмов «Ястребфильм», начав съемки с Африканского континента и охватив впоследствии практически весь остальной мир. С 2009 по 2021 гг. студия выпустила более 70 документальных фильмов. Многие из них были показаны на национальных и международных кинофестивалях, стали их лауреатами и были приобретены разными телекомпаниями по всему миру.

Полнометражный фильм «Африка: кровь и красота», премьера которого состоялась на Международном кинофестивале в Монреале в 2011 году, получил национальную премию «Золотой орел» в номинации «Лучший документальный фильм 2012 года». Фильм-расследование «Кровавые бивни» о проблеме незаконной торговли слоновой костью и массовых убийствах слонов в Африке был также признан Национальной киноакадемией лучшей неигровой картиной 2016 года.

Источник www.mk.ru

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *