Коллекционер жизни

Фото: Алексей Меринов

Глубокоуважаемый Сергей Данилович!

Жизнь сложна. О чем Вы отлично осведомлены. Хочется надеяться, нижеизложенные факты укрепят это Ваше убеждение.

Причины вчерашнего моего неизбежного опоздания многообразны, но таятся не во мне. Основной исток: возглавляемый Вами коллектив взбудоражен слухами, будто я закусываю коньяк селедкой. Заушательства, травмирующие и беспочвенные, налицо и в корне противоречит моим воззрениям. Сказали бы еще: занюхиваю рукавом! Свои взгляды я неоднократно излагал в приватных беседах и подтверждал делом, когда запирались тет-а-тет в Вашем гостеприимном кабинете.

Начиная с апреля я несчастный человек. У меня в квартире ремонт. Потому третий месяц не удается выйти из дома вовремя: штукатуры развели в коридоре непролазную грязь, завалы мусора не преодолеть.

К тому же неисправен лифт.

Вдобавок был День железнодорожника, моя семья искони отмечает этот праздник широко и раздольно, наравне с юбилеями древних городов: Углич, Смоленск, Псков, хотя ни сам я, ни мои близкие никогда в этих географических точках не бывали, а среди предков нет и не было путейцев. Не всех желавших примкнуть к торжеству могла вместить моя квартира. Вас, глубокоуважаемый Сергей Данилович, я не позвал, стесняясь ее неприбранности и несмотря на то, что Вы бесцеремонно навязывались украсить собою нашу вечеринку. Сообщество отмечальщиков резко этому воспротивилось, ибо не в наших правилах украшаться кем попало, однако гнев Ваш обоснован, и раскаяние мое чистосердечно.

Из элементарной вежливости я ответно посещаю моих знакомых. Полагал, Вы привыкли, что я постоянно пребываю в поиске подарков (Вам в том числе). Вот и задолго до Дня железнодорожника искал сувениры. Что оправдывает мое отсутствие на службе 9-го, 10-го и 11-го. С пустыми руками, как Вы обычно ходите, к моим сотоварищам не завалишься. Но где брать деньги на дарения, если регулярно лишают премиальных и урезают зарплату? Однако воздержусь от комментариев: ругать начальство себе дороже. Лишь замечу: приятелей и приятельниц у меня не счесть, поэтому свободных вечеров крайне мало. С этим связано, что не пришел вечером 13-го, как Вы мне назначили и потом напрасно меня ждали в рюмочной на углу. При удобной оказии я заглажу проступок и подробнее расскажу о принципах, царящих в сплоченном ареопаге тех, кто Вас отверг, и о нашем непреложном правиле: закусывать коньяк, если на элитный напиток хватает средств, исключительно цитрусовыми: лимоном, апельсином, маринованным огурчиком, ломтиком хрустящего чипса.

Что до сослуживцев и учреждения, где мы с Вами имеем счастье пребывать, чихать хочу на их мнение, меня интересует в данный момент Ваша позиция по рассматриваемому вопросу.

Во время нашей откровенной беседы с глазу на глаз (кажется, на прошлой неделе) Вы возвысили свой гражданский пафос до того, что предложили мне податься в бакенщики. Но поскольку язык ваш заплетался, а зрачки смотрели в разные стороны, я не уловил прямую направленность посыла и самонадеянно заспорил: де профессия лесника лучше. За тот срок, что минул с момента нашего непринужденного обмена перспективами, я вполне осознал свою неправоту: самоотверженность бакенщика предпочтительнее подвижничества сберегателя зеленых насаждений. Какой прок гоняться за браконьерами и порубщиками, если у них высокие покровители? А на реке за поимку нарушителей отвечает Рыбнадзор. Дело бакенщика — зажигать бакены и ни во что не встревать. Целый день на лодке, на свежем воздухе, и ответственности никакой. Только если забудешь затеплить бакен, и баржа из-за тебя врежется в мост или сядет на мель. Но в этом случае всегда можно сказать, что ты зажег, а они не разглядели.

Целиком разделяю Ваш речной энтузиазм! Скажу шире: Ваша инициатива подвигла меня создать концепцию общего свода требований к рачительно-эффективному планированию и экономному использованию каждой рабочей минуты. Если умело и с выдумкой распределить 8-часовую вахту, можно успеть и в магазин выбежать, и освежиться пивом на скамейке в парке, и вздремнуть, для чего необходимо уже утром четко продумать маршруты и соблюдать график. Иногда возможны (увы, по причине мегаполисной неразберихи) непредусмотренные сбросы снега с крыш, заторы в метро, очереди в парикмахерских, прочие связанные с несовершенством быта коллапсы. Простой конкретный факт: в нашем корпусе №5 крохотная столовая, где желающие поесть толпятся сутками, в чем и меня порой небезосновательно упрекают, а остаются голодными, т.е. крайне нерационально расходуется световой день.

Вот конкретные выдержки из моей инструкции: «Телефонные звонки следует делить по степени важности.

1-я степень — в кафе, где забыли зонт, шляпу, пальто.

2-я степень — в ателье, прачечную, другу (подруге) — узнать, как добрались домой накануне.

3-я степень — дальним родственникам, случайным попутчикам.

Что касается непосредственных контактов: советую заранее набросать кратенький список неотложных стыковок и свиданий — куда и с кем отправиться, к кому наведаться, чем порадовать навещаемого, особенно если у него похмельная ломота в висках».

Мои предложения, как видите, носят кардинальный характер. Иногда в процессе реализации можно добавить один-два пункта.  

Теперь по существу.

Когда все же удалось выйти из квартиры, я столкнулся на лестничной площадке с соседкой. На возражения этой дуры (она предъявила претензии о громком лае моей собаки, мешающем сквозь стену спать) пришлось затратить немало драгоценных мгновений. Затем я отправился на почту: жду посылку с копченым салом. Обожаю ни с чем несравнимые моменты предвкушения и догадок: что внутри запаковано? На сей раз замирание в груди оказалось напрасным, меня постигло разочарование: посылка содержала сухофрукты. Их я выбросил в урну.

Намеревался ехать каршеринговой машиной, но ее увели из-под носа. Такси вызвать не смог, поскольку мой мобильник забрал сын. А кредитную карточку стырила дочь — оплатить школьный завтрак. Уж не говорю о том, что жена потрошит мой кошелек! А я, несмотря на это, регулярно и добросовестно посещаю родительские собрания, меня вызывают то к завучу, то к директору, это тоже сжирает бездну досуга.

Непросто было втиснуться в битком набитый автобус. Вокруг, будто сельди в бочке (неприятное для меня в связи с упомянутым обвинением сравнение), толклись пассажиры. Водитель вел машину отвратительно, то гнал, то тормозил, меня швыряло из стороны в сторону, что не позволило подступиться к валидатору.  

Правила светского этикета предписывают: не толкаться и не драться, а вежливо говорить о погоде и литературе. Но читать книги из-за служебной перегруженности мне некогда, а отвоевывать освободившееся сиденье приходится каждое утро — вот почему не люблю ездить на работу. Рекомендую тем, кто пребывает в аналогичной моей ситуации, вызубрить подходящую цитату из нашумевшего произведения — фильма, спектакля, романа — и невзначай использовать ее в потасовке, что ошарашивает соперника: «Особенно интересна мысль, что каждый следующий муж хуже предыдущего, это на странице 49, третий абзац сверху». 

Растолкав женщин, детей, стариков и инвалидов, я неплохо устроился возле окна. Моя голова полнилась различными рационализаторскими проектами. Взять и сделать: не пассажиры ждут автобус, автобусы выстроились в длинную цепочку возле остановки и ждут пассажиров.

И тут вошли контролеры. Пришлось срочно ретироваться, чтобы не быть пойманным и поименованным «зайцем». Хватит того, что обвиняют в закусывании селедкой. Я пробился к дверям, но водитель забыл, что курсирует по определенному маршруту и не волен изменять его. Гордый тем, что ему доверили крутить баранку, он свернул на незнакомую улицу, к отделению полиции, куда меня и препроводили. 

Начиналась вторая половина дня.

Ожидание на перекрестке, чтобы спуститься в метро, длилось мучительно долго. Поток транспорта не иссякал. Светофор не фурычил. Регулировщик не справлялся с обязанностями. Время неумолимо утекало.

По прибытии на службу я был извещен: Вы не раз нетерпеливо осведомлялись обо мне. Это плюс, что неукоснительно следите за производственной дисциплиной. Поспешить к Вам немедленно помешало то, что храню документацию в несгораемом сейфе, запор коего заклинило. Месяцок назад, приклеивая отставшую подошву ботинка, я случайно залил замок эпоксидкой. Пришлось взрывать. К счастью, никого в тот момент в комнате не было, и люди не пострадали. Закодированную дверь путем сложнейших ухищрений и манипуляций вскрыть удалось! Без преувеличения можно утверждать: поставлен абсолютный рекорд для закрытых и заклиненных помещений. Увы, бумаги после взрыва сгорели. 

Вы прогнали меня с порога. Шуганули. Наверно, из-за моего неудачного выступления на собрании, где предвзято проявили себя те самые сослуживцы, с которыми мы с Вами однажды посетили театр и которые в фойе позволили себе гораздо больше, чем я и Вы. Мы с Вами по крайне мере не храпели и не икали в зале, не уходили, топая, со спектакля.

За час до собрания ко мне подходил Валя Гуров и сказал: «Если ты принципиальный человек, то поддержишь проект». А за полчаса подошел Саша Круглов и сказал: «Если ты принципиальный человек, то выступишь против проекта». Буквально за пять минут до начала обсуждения Вы меня подозвали и сказали: «Если ты принципиальный человек…» Договорить не успели, поскольку увидели своего начальника и поспешили к нему. Вот я и выступил не так. 

Прошу через стенную печать донести мое истинное мнение касательно проекта и опровергнуть инсинуации о закусывании коньяка сельдью, придет сало, Вы убедитесь.

Ваш бессменный зам по пожарной безопасности Д.П.Оглоедов.

Источник www.mk.ru

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *