НА ММКФ представили «Последнюю «Милую Болгарию» — фильм из камыша

В конкурсе 43-го ММКФ Россию представляет фильм «Последняя «Милая Болгария» Алексея Федорченко. Ее героями стали  Михаил Зощенко, Сергей Эйзенштейн, актер Николай Черкасов, сыгравший Ивана Грозного. «Милая Болгария» — это сорт яблок, который выводит заезжий «плодовод». Нежные побеги и семена все время кто-то пытается загубить – птицы, ослик, непослушные дети, властный узбек. «Чугунные тени прошлого» наступают. «Стране нужны новые люди – оптимисты с плохой памятью». То, что казалось, кануло в вечность, становится настоящим.

«Последнюю «Милую Болгарию» снимали долго. Теперь Алексей Федорченко говорит, что наша действительность догнала ее, а может быть, это картина догнала реальность. Многое стало актуальным. Но то, что для фильма хорошо, совсем не радует в жизни.

Собственно Эйзенштейна и Зощенко здесь нет. Есть просто Режиссер. Он портретно напоминает автора «Броненосца «Потемкина» и «Ивана Грозного». Эйзенштейн эпизодически уже присутствовал в картинах Федорченко «Первые на Луне» и «Ангелы революции», но теперь стал ключевой фигурой. Есть в «Последней «Милой Болгарии» и писатель. Зовут его  Семен Курочкин. Он лучший советский писатель, и с  ним не могут поступить так, как с. другими, но почему-то поступают. Курочкин – псевдоним Зощенко. На протяжении всего фильма герои Федорченко заняты поиском того, кто его убил. Подозревают даже его жену и Эйзенштейна.  Федорченко называет свой фильм психо-аналитическим детективом. Он  попытался исследовать меланхолию не только Зощенко, но и всей интеллигенции 1930-х годов.  

Картина снята по мотивам повести «Перед восходом солнца» Михаила Зощенко, казавшейся неподъемной для кино. Она чуть было  не поставила группу Федорченко  в тупик, пока  не родилась  идея разложить Зощенко на двух героев. В какой-то момент мешало знание дальнейшей судьбы писателя. Он же был забыт на  годы,  лишен средств к существованию,  умер в нищете. 

«Это лучшая книга Зощенко, одна из лучших книг на русском языке, — считает Федорченко.- Это анатомия меланхолии, волновавшая «золотой фонд» нации в 30 годы. Когда читаешь дневники писателей и других творческих людей того времени, кажется, что написаны они одним человеком. Дневники Эйзенштейна схожи с дневниками Зощенко. Оба находились в одинаковом душевном состоянии, на пределе смерти, искали выход. Мы использовали фрагменты дневников Эйзенштейна, чтобы показать состояние целого поколения. Я двадцать лет думал над этой темой, прежде чем мы с Лидой Канашовой написали сценарий. Зощенко искренне верил, что его книга – вклад в борьбу с фашизмом. А Сталин назвал его мусорщиком и рвотным порошком. Мы хотели использовать мультипликацию с большим членом Сталина, но потом  ее убрали».

Кому-то оскорбительной показалась грубая пародия на Эйзенштейна и Николая Черкасова, но все основано на документальных записях, которые велись во время съемок. Теперь они выглядят фантастически, но Федорченко работал с первоисточниками.

В 1942-43 годах в Алма-Ату эвакуировали «Ленфильм» и «Мосфильм». Там и снимал «Ивана Грозного Эйзенштейн, а Зощенко создавал титры и написал «Перед восходом солнца». Декорации  «Ивана Грозного» были построены из казахских циновок. Фанеры в годы  войны не было. Группа Федорченко пошла тем же путем, скупила весь камыш в стране, чтобы построить  Дворцовую площадь, набережные Невы, окопы Первой мировой войны. Даже бревна здесь из камыша. Декорации создавал молодой художник из Екатеринбурга Алексей Максимов, с которым Федорченко сделал уже третью картину. Обычная лужа  становится золотой, в ней брусчатка искрится как драгоценные камни. Сказочным светом полыхают верхушки деревьев во время пожара. Все это снимали в Екатеринбурге. От экспедиции отказались из экономии. И это был ход, сформировавший генеральную идею. 

Федорченко использовал полиэкран, и теперь мы видим своего рода «раскладушку», на которой герои существуют в разных мизансценах и ракурсах, а рыба, плавающая в воде, может быть параллельно разложена на циновках. 

Итак, герой двоится. Заезжий плодовод, мичуринец, дед которого был объявлен болгарским шпионом, не только выращивает дивные растения, но и расследует убийство писателя. Тот, кто расследует, и есть преступник. Один – альтер эго другого. В числе подозреваемых – Сергей Эйзенштейн. Днем он клоун, вечером – маньяк, как скажет одна из героинь. Убийцей писателя Курочкина может быть и Морковный доктор – гротесковый персонаж, выращивающий зеленую морковь. Он ее использует в медицинских целях и для уничтожения муравьев. Она — яд и спасение. Морковный доктор – тоже реальный персонаж, как бы иронично он не выглядел. «Морковь от всего», — вот его рецепт. Но писатель Курочкин отказался от всех процедур. 

В фильме снимались актеры из «Коляда-театра». В роли Эйзенштейна – Александр Блинов.  Отца писателя сыграл Олег Ягодин, а медсестру  —  драматург Ярослава Пулинович. Строители Беломорканала, слепые революционеры, сонм странных персонажей – все они из Екатеринбурга. Федорченко считает, что там работают актеры мирового уровня. Многие уже снимались в его картинах, но их не всегда идентифицируешь,  воспринимаешь, как открытие. Федорченко и самого себя стилизует, перерабатывает традиции театра кабуки, мексиканского  народного театра, использует приемы лубка. Зрелище в определенном смысле  фантастическое, единственно возможное в освоении Зощенко. А сам Федорченко лишний раз доказывает, что он самый свободный у нас режиссер, бескомпромиссно снимающий  то, что хочет. 

Источник www.mk.ru

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *